четверг, 13 апреля 2017 г.

The Gavrilovs Action

Украинские гастроли пианиста Андрея Гаврилова были обеспечены правильной взрывной и массивной рекламной кампанией. Но отзывов или рецензий найти не удалось. Так у нас принято: после концерта – информационный провал. «Артист уехал, зачем о нём писать», - в давние времена говорил мне редактор, которому я приносил рецензии. 
У простых людей, однако, именно после концерта появляется потребность осознать происшедшее. Отзывы появляются теперь не в газетах, а в соцсетях. А они необозримы. Но кое-что о концертах А.Гаврилова случайно попало в поле моего зрения. Привожу пять цитат:
- Он или хулиган, или сумасшедший. Или 2 в одном. Но публика-то "браво" кричит... и оркестранты... Он давно спятил, но похоже, что вместе с ним и оркестр, и публика.😉
- Фальшиво и не вместе, но зато как эмоционально в жестах и телодвижениях!
- Похож на Лимонова от музыки, и никакой порядочный музыкант ему руки не подаст. О публике говорить ничего не буду. Она ведь всегда права... Они много чего любят.
- Вообще попса... Только в классическом исполнительстве.
- Вчера в Филармонии великолепный пианист Гаврилов.
Потрясающая органичность его дирижирования - казалось своими длинными, не по росту, руками он просто вытягивает звуки из струнных. И такой заезженный концерт Чайковского звучал так, что хотелось взлететь над рядами... И еще... такая не свойственная гастролерам щедрость исполнения "в добавку". Как повезло одесситам, кто услышал и увидел этого великого пианиста.

Но, оказывается, сам А. Гаврилов не любит, когда его называют пианистом. Он говорит:
Пианист — это ничего не говорящее слово. Это человек, играющий на фортепиано. Касаемо понятия "музыкант", то оно, по моему мнению, определяет человека, играющего на различных музыкальных инструментах. Хотя это тоже некая ограничивающая дефиниция. Я думаю, что настоящий артист, если он посвящает себя какому-либо виду искусства, должен подниматься над узкопрофессиональными обозначениями. Потому, если претендуешь быть Личностью, должен называться по-другому и требовать этого.
— То есть, вам хочется слышать слово "артист". Почему не виртуоз?
— Потому что виртуоз — это человек, который очень хорошо, лучше других владеет инструментом. И ничего более. Разве этого достаточно?»  (См. интервью в «Зеркале недели» (7/08/09) с заголовком «Рихтер был опасен до такой степени, что последствия могли оказаться фатальными».

Попробую теперь свести эти разноречия. Понятно, что люди приходят на концерт, чтобы получить удовольствие. И они получают его на концертах А.Гаврилова в полной мере, искренне радуются, долго и вдохновенно аплодируют между частями одного произведения. Но удовольствие может быть от разного.  Тут важно совпадение ожиданий и свершений.
Фундаментально, А. Гаврилов согласился с публикой, что концерты Рахманинова и Чайковского – «заезженные», и сделал из этого радикальные выводы. Кстати, в упомянутом интервью, смеясь, он и по Моцарту прошёлся, сказав, что «Моцарт – изрядный халтурщик» и «то, как он распорядился своей одарённостью, — криминал».
А вывод из всего этого – право на «артистическую революцию».
Дух современных революций – замена парламентских прений – уличными акциями «прямого действия». Революционеры нынче часто становятся любимцами публики. Революционер Че Гевара имел массу искренних и горячих поклонников. И Фидель.  И философ-бунтовщик Славой Жижек – популярнейший из его живущих коллег. А слова, чтобы назвать то, что приносят революции, мы подбираем новые. Никто уже не говорит «певец» там, где нужно говорить «шоумен».   Гаврилов и сам хотел бы нового слова для своего способа выступать с роялем. «Мы очень часто употребляем слова по инерции, забывая, что на самом деле они значат». То есть, слова «пианист», «виртуоз», «интерпретатор» – уже не о нём.
В его сценическом облике А. Гаврилов – «экшен»-артист, но на материале классической музыки. И это не абсурд. В джазе, пока ещё «на слуху» у публики была классика, бывало играли композиции на популярные темы из Чайковского, Шопена и даже Баха («Свингл сингерс», например). А прямо сейчас на филармонической афише светится ожидаемый «рокер классической музыки скрипач-виртуоз». Мы уже в другом мире, господа!
Вряд ли у А. Гаврилова могут быть последователи. Но то, что сам он делает, приносит публике огромное удовольствие - от его безмерной энергии, вбрасываемой в зал, от его революционно-освобождающей безответственности перед прошлым, от его куража.
Но не надо считать А. Гаврилова музыкантом в старом смысле этого слова – сам же просил.  


Комментариев нет:

Отправить комментарий