вторник, 26 июля 2011 г.

Марк Найдорф. Парные категории культурологии. Статья вторая

Опубликовано: Найдорф М.И.Парные категории культурологии. Статья вторая// Вопросы культурологии. – М., 2011, № 2, с. 37-44.
[Для удобства цитирования номера в квадратных скобках указывают концы страниц печатного текста].
Ключевые слова: общая теория культуры; деятельность в культуре; алгоритм деятельности; понятия ситуация и контекст; категории ситуация и категория контекст

Деятельность: действия и их алгоритмы

Реальность культуры проявляется в ее действенности, в её способности противостоять социальному хаосу, организовывать жизнедеятельность общества в соответствии с должным – по представлениям этого общества – культуропорядком. Организовывать жизнь значит – управлять ею.1 Культура мотивирует, репродуцирует и блокирует действия, маркированные как желательные или нежелательные в пространстве данного культуропорядка. Из такого понимания культуры следует, что она обнаруживает себя не иначе, как в деятельности людей, точнее, в том, что в этой деятельности определяется культурой, а не природой: [37]в усмотрении целей, в построении действий, в средствах их достижения. Деятельность, таким образом, оказывается одной из важнейших категорий культурологии.2

В широком смысле понятие деятельности – это абстракция конкретных действий, бесконечно разнообразного самопроявления, активности живых существ. Фундаментальным общим свойством действий, как формы активности, является их организованность. Поэтому можно сказать, что деятельность – это организованная активность. Известно, что способ организации животной и человеческой активности различен. Организацию деятельности в природе принято описывать с помощью понятий ‘инстинкт’3 и ‘рефлекс’.4 В некоторых действиях людей нетрудно увидеть животную природу. Но собственно человеческую деятельность отличает предварительное представление о последствиях предпринимаемых действий. Поэтому, культуролог понимает деятельность как целесообразную активность человека. Данный подход, таким образом, допускает, что человек может действовать по-животному инстинктивно, но исключает, что животное может действовать по-человечески целесообразно.

Термины ‘активность’ и ‘действие’ обозначают временные понятия, то есть события, которые протекают во времени и по этой причине являются уникальными. Можно спорить, является ли лай моей собаки вчера и сегодня тем же самым или это разные действия? Но вопрос немного прояснится, если сравнить с двумя выстрелами из того же самого пистолета – вчера и сегодня. Пистолет тот же самый, а выстрелы – разные. Временная координата делает всякое действие уникальным. На практике, однако, действия, уникальность которых определяется только временем, могут быть неразличимо похожи. В результате, высказывание, типа, «на протяжении концертного сезона пианист Петров исполнил Фантазию Моцарта в различных концертных залах 16 раз» сообщает о ряде одинаковых разных событий.

Мироорганизующая функция культуры (функция организации человеческого мира) состоит в том, чтобы обеспечивать эту повторность действий. До тех пор, пока та или иная культура репродуцирует в обществе мотивации и умения свершать существенно значимые для неё (в её рамках) действия, она остается тождественной самой себе. Возвращаясь к вышеприведенному примеру: там и где европейская культура репродуцирует исполнение Фантазии Моцарта (мотивационно и технологически), она остается классической. Прекращение этого репродуцирования сигнализирует о смене типа культуры – с классической Нового времени на другую – современную массовую культуру.

Умение исполнить Фантазию Моцарта не может быть исключительным достоянием одного пианиста, поскольку это умение должно быть обеспечено соблюдением множества условий, неподконтрольных отдельному человеку. Например, требуется производство роялей и нот (т.е. действия людей, умеющих производить рояли и ноты), требуются люди, умеющие читать ноты и играть на рояле (в т.ч. Фантазию Моцарта) и научить этому пианиста Петрова, требуются люди, расположенные слушать и внимать исполнению этой музыки и т.д. Констелляция этих условий более двух столетий порождала всё новые и новые исполнения данного произведения в разное время разными пианистами. Поэтому можно говорить, что исполнение Фантазии Моцарта существует в культуре, независимо от того, исполняет ли кто-либо это произведение в данный момент, или нет. Иначе: в классической культуре музыкальное исполнение присутствует либо актуально – как конкретные, единичные процессы, развернутые во времени, либо потенциально – как возможность таких исполнений. Или иначе: как одно и то же, но существующее в форме того, что должно быть и того, что существует предметно в известное время и в известном месте. [38]

Это верно для любых действий. Если они поддержаны данной культурой, то они существуют (1) как деятельности, хранимые и транслируемые в культуре, и (2) как совокупность действий, развертываемых во времени их единичного протекания. Деятельность водителя, переводчика, бухгалтера существует в культуре как возможность, реализуемая в действиях отдельных людей. Эти возможности специфичны для нашей культуры. Их не было в прошлом и нет в некоторых иных культурах, существующих в настоящее время.

Деятельности имеют собственную историю в культуре, они возникают и исчезают каждая в своё время. Как правило люди находят деятельность, существующей в культуре до того, как они ею овладевают: язык, счет и письмо, установившиеся вера и знания, основные навыки человеческих отношений и пр. Даже новая в эпоху Позднего Средневековья купеческая деятельность, удерживаемая культурой, всё-таки предшествовала её реальным воплощениям в коммерческих действиях конкретных купцов. С другой стороны, если бы отдельные действия не повторялись многократно, они были бы утрачены культурой как вид деятельности. Например, упадок ремесел в обществе означает как сокращение их воспроизводимости в форме единичных действий (например, уменьшение числа случаев ремонта часов, индивидуального пошива одежды, изготовления мебели), так и утрату условий для воспроизводства этих умений, то есть утрату этих деятельностей в данной культуре вообще.

Таким образом, отдельные повторяющиеся действия и соответствующий им вид деятельности образуют единое явление, в котором можно различить должное и осуществляемое, порядок, организующий действие, и действие, организованное этим порядком. Обычно, порядок действия, взятый вне самого действия, называют алгоритмом. Этот порядок (алгоритм, схема действия) хранится и транслируется в культуре как вневременная сущность, как способ возможного действия. И он исполняется в каждом единичном действии, развернутом во времени и пространстве.

Культуролога интересуют деятельности, которые хранятся и транслируются в той или иной данной, исследуемой им культуре. Известно, что разные типы культур характеризуются различным составом и иерархией деятельностей. Например, богословская деятельность занимала в иерархии общественных ценностей разные позиции в Средневековье и в Новое время. В современной массовой культуре спортивная деятельность стоит по значению выше, чем научная. Формирование рыцарства и рыцарской деятельности – признак зрелости западноевропейского Средневековья. Созревание буржуазного класса и предпринимательской деятельности характеризует высокую степень развития культуры Нового времени. И так далее. Именно поэтому анализ состава деятельностей, хранимых в данной культуре, оказывается продуктивным инструментом ее описания.

Любой человек, имеющий соответствующий опыт, знает, что невозможно изучать раздельно язык и речевые действия на этом языке. Точно так же невозможно изучить культуру, ограничивая себя либо изучением правил и принципов, в этой культуре сформулированных, либо действий (событий), происходящих в данном обществе. Иначе легко может случится, что наблюдатель действий (например, ритуальных) не сможет понять происходящего у него на глазах, а знаток описаний, затруднится узнать в конкретных действиях исполнение известных ему деятельностей.

У Клиффорда Гирца (Geertz) есть фрагмент, посвященный значению петушиных боев в культуре острова Бали.5 Традиция воспитания боевых петухов и проведения боев имеет давнюю историю и тщательно описана. «Эти правила вместе с массой сопровождающих их фольклорных историй на тему петухов и петушиных боев, – пишет Гирц, – записаны в пальмовых манускриптах («лонтар», «ронтал»), которые передаются из поколения в поколение вместе со всеми юридическими и культурными традициями деревни». Тем не менее, американский антрополог не ограничивается изучением этих описаний, он сам наблюдает и подробно описывает все действия участников. Без этого наблюдения понимание писаных правил было бы приблизительным. Но и без знания правил, [39] наблюдаемое поведение осталось бы непонятным.

Таким образом, для полноты описания культуры представляется необходимым, чтобы деятельность рассматривалась с двух сторон: как хранимый в культуре алгоритм и как его конкретно-временные исполнения (действия).

Ситуация и контекст

Деятельность – это понятие, которое описывает все случаи активности человека, имеющего целью произвести изменение в окружающем его мире или в себе самом. Её значение определяется прежде всего продуктом, т.е. фактически произведенными изменениями (новой вещью, или новым расположением вещей, или новым умением, знанием и т.п.), поскольку именно продукт является предметом потребления и обмена. Говорят, что «деятельность умирает в продукте». Завершаясь, она оставляет в нем единственное свидетельство о себе. Есть продукт – значит, была деятельность, нет продукта – значит, деятельность не состоялась.

Однако, во время протекания деятельности и на ее основе необходимо образуются объекты иного рода, называемые ситуациями. Это – комплексы6 временно связанных между собой людей и вещей, состав которых специфичен для каждого конкретного случая. Они складываются из элементов мира, привлекаемых субъектом в качестве средств его деятельности.

Книги, стоящие на разных полках библиотеки, благодаря читателю, могут образовать ситуативное единство, именуемое «литературой вопроса». Стопка книг у читательского места в библиотеке – наглядное воплощение изменчивой «читательской ситуации». Люди, никогда не знавшие друг друга, благодаря деятельности туристического агентства, могут образовать ситуативную общность, группу путешественников. Самолеты, из разных мест подлетающие к аэропорту, благодаря диспетчеру, ситуативно образуют систему «бортов», в строгой очередности идущих на посадку. Ситуации являются временными объектами, поскольку их существование ограничивается продолжительностью образующей их деятельности. Ситуация распадаются, когда порождающая её деятельность приходит к своему завершению.

Для исследователя культуры способность человеческой деятельности создавать ситуации не менее важна, чем её способность порождать продукты. Потому, что ситуациями воспроизводит себя сама коллективность культуры. Очень часто, например, в процессе деятельности люди принуждаются к временному сотрудничеству друг с другом в качестве элементов ситуации (например, группа работников, выполняющих одно задание). Но посмотрим шире: в тот момент, когда мы включаем в процесс своей деятельности продукты чужого труда, мы ненамеренно и анонимно вступаем в коллектив, границы которого нелегко очертить. Например, всякий, кто пользуется персональным компьютером, действует в согласии с волей его разработчиков. Это объединение воль, центрированное действием индивидуального или коллективного субъекта, есть ситуация – в том смысле, в котором это явление интересует культуролога.

Существующие многочисленные и довольно разнообразные определения ситуации подчеркивают две стороны этого феномена: во-первых, ее принципиальную наблюдаемость, объективность и комплексность («сложившаяся обстановка», «положение дел», «внешние условия протекания жизнедеятельности»). Во-вторых, ситуацию часто определяют как совокупные условия, сложившиеся относительно действующего субъекта. Этим объясняется, что при описании ситуации указывают на относительное местоположение ("позицию") ее элементов – на местности («я стоял здесь, а они чуть в стороне»), или в иерархии «он, как начальник, должен был…», или в текущем процессе («в процессе лечения роль больного очень велика»). Часто присутствуют указания на положение взаимной наблюдаемости или не наблюдаемости, соотношение господства и подчинения, совмещение однонаправленного или разнонаправленного движения и т.п. или на сочетание движений («опасная», «конфликтная», «критическая» ситуации). Обе названные выше стороны определения [40] ситуации не противоречат друг другу, если принять во внимание, что условия – это и есть описание объективных обстоятельств, в применении к субъекту их оценки. Например, высокая влажность воздуха образует условия, невыносимые для жизни человека, но благоприятные для развития растений. В этом случае условия, взятые применительно к жизнедеятельности человека, следует назвать его ситуацией (например, его климатической или погодной ситуацией).

Из сказанного видно, что ситуация не бывает бессубъектной, она непременно должна быть чья-то. Субъектом ситуации может быть индивид или группа, чьё действие в процессе достижения целевого преобразования временно «связывает» элементы мира в единый объект. «Ситуация высказывания» (речевая ситуация) – это совокупность условий, описываемая с точки зрения целей говорящего – кто его слушает, кто и как понимает, каковы предыдущий и последующий оратор и т.п. «Рыночная ситуация» складывается как совокупность условий, возникших во время деятельности на рынке для тех или иных его участников (акторов рынка) до тех пор, пока они в нем действуют, не вышли из рынка. «Жизненные ситуации» образуются индивидуальной или коллективной жизнедеятельностью людей. «Учебные ситуации» складываются благодаря и на время действий педагога, направленных на создание необходимых условий обучения. «Эпидемическая ситуация» – это угрожающий рост числа заболеваний, взятый с точки зрения медиков, чья деятельность направлена на изменение условий, способствующих передаче болезни.

Ситуации неизменно возникают в процессе осуществления действий. Представим себе человека, который планирует поездку в Италию и Англию. Он вводит в поле поиска слова «Рим и Лондон» и получает в поисковой программе более миллиона ссылок. Часть из них удовлетворяет его интерес к условиям переезда или перелёта из одного города в другой (расписание рейсов, цены, вокзалы, аэропорты, и т.п.). Другие ссылки оказываются совершенно ненужными, их предстоит исключить из рассмотрения. Такова ситуация этого поиска. Теперь представим, что другой человек интересуется туристическими маршрутами, включающими обе страны. Тогда релевантными окажутся совсем другие ссылки, из отобранных программой по словам «Рим и Лондон», например, предложения туристических фирм. Другое действие создаст другую информационную ситуацию – временное сцепление, панораму информационных источников, возникшую исключительно по данному поисковому запросу и на время, пока данный поиск продолжается. В третьем и следующих случаях те же слова запроса могут дать массив, из которого релевантными оказываются ссылки на исторические, спортивные, политические и разные другие связи двух городов и стран, столицами которых они являются. В этом мысленном эксперименте предполагается, что поисковая машина на один и тот же запрос дает постоянный результат, но субъекты поиска, выполняющие свои действия, примут во внимание разные совокупности ссылок, соответствующие особенностям осуществляемых действий. Каждая из этих совокупностей – есть ситуация поиска, которая сложилась по ходу и на время осуществления данного действия.

Разберем теперь пример цепочки ситуаций. Допустим, в одной из квартир многоэтажного городского дома начала протекать водопроводная труба. Первым заметил этот факт проживающий этажом ниже сосед Павел. Увидев пятно на потолке в ванной комнате, он попросил соседа Петра устранить течь. Так возникла ситуация № 1. Ее источник – телефонный звонок Павла Петру, т.е. деятельность Павла. В составе ситуации оказались текущая труба, пятно на потолке и живущий этажом выше квартировладелец Петр, чьим долгом является контроль над исправностью труб. Впрочем, описание всей этой ситуации и было содержанием первоначального сообщения Павла.

Далее основным действующим лицом стал Петр. Он разыскал инструмент и попытался отремонтировать поломку. Так возникла ситуация №2. Ее источник – деятельность Петра, а состав – инструменты и сам предмет ремонта. Однако, цели не удалось достичь: умений и инструментов оказалось недостаточно. Петр позвонил в домоуправление. Диспетчер ответил, что мастер-сентехник придет завтра. Так возникла ситуация №3. Цель деятельности Петра не изменилась. Но изменился состав ситуации. Можно сказать, [41] что деятельность Петра временно соединила в одной ситуации его протекающую трубу с диспетчером из домоуправления и, возможно, с мастером, который придет завтра. Здесь важно заметить, что элементы ситуации могут быть связаны между собой связями разной интенсивности и постоянства. Связь диспетчера и мастера является регулярной, рабочей, как говорят, институциональной. Связь Петра и диспетчера – факультативной, связь Петра и мастера, пока что, условной.

На следующий день, когда в квартиру Петра пришел сантехник, выяснилось, что для полноценного ремонта необходимы кое-какие запасные части и, кроме того, нужно на короткое время перекрыть подачу воды в ремонтируемую трубу. Возникает ситуация №4. Петр ищет и находит дворника, у которого хранится ключ от подвала, где расположен кран подачи воды в дом. А мастер отправляется в магазин, чтобы купить необходимую деталь. Состав четвертой ситуации читатель может усмотреть и сам, включив в нее Петра и Павла, техника и мастера, продавца в магазине и дворника, детали и инструменты.

Важно увидеть, что после окончания работы по восстановлению трубы большинство этих связей распадается, поскольку они были образованы кратковременным фактором – деятельностью Петра. Мы называем Петра субъектом этой ситуации потому, что он был субъектом деятельности, которая образовывала последовательно ряд этих ситуаций.

Теперь посмотрим, в какой мере данные ситуации зависели и не зависели от деятельности Петра. Начать с того, что у Петра был выбор: плохое решение состояло бы в том, чтобы не начинать действовать, но оно было возможно. Тогда, надо думать, Петр оказался бы втянут в совсем иную ситуацию – и не в качестве ее субъекта. Некоторые из шагов, предпринятых Петром, зависели от его выбора. Например, он мог поискать мастера среди своих знакомых и не обращаться в домоуправление. Другая часть факторов, непосредственно влияющая на образование ситуаций, зависит от культуропорядка, принятого данным обществом. Например, Петр знал о гражданской ответственности за сознательное непринятие мер против наносимого соседу ущерба (закон), Петр знал, что на случай аварий в домоуправлении существует служба ремонта, Петр знал, что ключи от подвала, где проложены основные коммуникации, находятся в служебной ответственности дворника и т.д. И Петр действовал, последовательно включая в ситуацию эти социально предустановленные элементы цивилизации.

До какой степени действия Петра и складывавшиеся по их ходу разные ситуации зависят от культуры/цивилизации данного общества можно увидеть, если представить себе их отсутствие или фактическую неработоспособность. Например, от того, насколько фиктивным или реально действующим был институт домоуправления, зависела замена ситуации №2 ситуацией №3. Если бы техник домоуправления не выполнил заявку Петра, ситуация №3 сложилась бы совсем иначе, потому что Петр предпринял бы иные действия.

Ситуация складывается по ходу действия, но так, как к этому располагают наличные элементы мира, которые вступают в неё в качестве средств достижения цели. Из приведенных примеров видно, что такими средствами могут быть не только предметы и инструменты, но и люди, чья воля и навыки используются в процессе деятельности. Поэтому при анализе элементного состава ситуации важно различить, кто из людей является ее создателем – субъектом деятельности, а кто – средством. Уже древние талмудисты различали вину того, кто совершил воровство и того, кто послал (принудил) другого человека совершить воровство. В числе готовых средств деятельности оказываются и социокультурные институты, особенно, если осуществляется типичная для данного коллектива, часто повторяющаяся, деятельность. Например, право – как институт, предполагающий законодательство и процедуру суда. При слабой судебной системе создаются иные институты (например, т.н. «разборки», «стрелки») и иные внезаконные процедуры разрешения споров.

С позиции культуролога особое свойство ситуации состоит в том, что она является формой самопроявления культуры, её первичным текстом – то есть целостным событием, несущим сообщение о свойствах породившего его культуропорядка. Например, брачный ритуал в раннекультурном обществе может [42]быть рассмотрен как свидетельство родоплеменной цивилизации-культуры. Ситуация принесения оммажа типична для западноевропейского средневекового общества. Она порождена им и свидетельствует о цивилизационных особенностях эпохи феодализма. Биржевая ситуация – текст, раскрывающий особенности капиталистической цивилизации-культуры, свидетельствующий о специфических целеполаганиях и средствах деятельного достижения цели в рыночной среде капиталистической экономики.

Ситуация, поскольку она существует во времени, почти всегда ускользает от пристального исследования, если только не удается найти адекватный способ зафиксировать её. В жизни так и бывает. Например, досудебное следствие и судебное разбирательство занимаются в первую очередь реконструкцией и протоколированием спорной ситуации – с использованием словесных описаний, изображений, схем и других документов. Для фиксации многократно повторяющихся, типичных ситуаций прибегают к их моделированию художественными средствами. Например, в Новое время типичные ситуации моделировали средствами живописи – мифологической, библейской, исторической, жанровой. Типичные любовные ситуации в Новое время в изобилии представлены в романах и мелодрамах, а в современную эпоху – в телесериалах.

Модели и схемы ситуаций позволяют проанализировать состав, структуру отношения между элементами, сравнивать сходные ситуации, оценивать относительное значение каждого из факторов. Описание (схему) ситуации называют контекстом. Термин этот вышел из лингвистики, где он толкуется как «языковое окружение, в котором употребляется конкретная единица языка в тексте», иными словами, как зафиксированная словами речевая ситуация. «В более широком значении контекст — среда, в которой существует объект (например, «в контексте эстетических представлений XIX века творчество Тёрнера было новаторским»), – отмечает словарь.7 Если учесть проведенное выше различение «ситуации» и «контекста», то правильнее было бы сказать, что «творчество художника Тёрнера было новаторским в современной ему эстетической ситуации», которая сейчас схематизирована нами в качестве контекста его творчества. Реальной «средой» для Тернера была система сравнительно удачных отношений с заказчиками, коллегами и публикой, сформированная творчеством этого художника (творческая ситуация), тогда как контекст – это наше представление об этой ситуации (её схема, реконструкция).

Построение контекстов – особая деятельность, которая в большинстве случаев разворачивается после завершения ситуации. Поэтому контекст чаще всего представляет собой описание ситуации с точки зрения ее стороннего наблюдателя (для завершенной ситуации её бывший участник – тоже сторонний наблюдатель). Представление субъекта о текущей ситуации и своем месте в ней, называют рефлексией ситуации.

Задачей историка культуры является контекстуальная реконструкция тех ситуаций, которые были характерными для изучаемого общества в известное время. Например, в работе Карло Гинзбурга «Колдовство и народная набожность» находим подробное описание инквизиционного процесса (1519) по делу моденской крестьянки Кьяры Синьории, обвиненной в колдовстве. Исследователя интересует целостная «картина» процесса8 , убеждения его участников и их действия в ходе инквизиционного расследования, то есть культуропорядок, в лоне которого воспроизводились многочисленные ситуации подобного рода. Автор показывает, что в ходе инквизиционных процессов «происходит встреча, на разных уровнях, между инквизиторами и ведьмами как носителями единой картины мира (которая предполагает присутствие нечистой силы в повседневной жизни, возможность иметь с ней контакт и так далее)».9 Трудно себе представить, чтобы участники этого судебного сражения с равным интересом относились [43] к собственной позиции и позиции противной стороны – для инквизитора и подсудимой процесс представлял собой развертывание двух разных ситуаций. Но для К.Гинзбурга и его читателей доминантной является исследовательская ситуация, контекст которой отражен в упомянутой работе. От нее – прямой путь к пониманию народной религиозности как фактора исторической ситуации позднеренессансного времени. В этом состоит значение данной работы.

Ситуация и контекст – парные категории, они описывают один и тот же факт, но взятый в разных аспектах. Ситуация, порожденная действием, может стать предметом исследования, если она зафиксирована и представлена контекстуально. Действие, пока оно разворачивается во времени, создает конструкцию (можно назвать ее временной, технологической конструкцией), детерминированную свойственным обществу культуропорядком. Мы называем эту конструкцию ситуацией и по типовым ситуациям судим о культуре данного общества (коллектива). Но процессуальность (и конечность) действия и вызванной им ситуации принуждает нас удерживать ситуацию посредством тех или иных долгосрочных семиотических структур. Эта форма представления ситуации называется контекстом.

=======

1. Править, направлять ход, движение кого- или чего-нибудь; направлять чьи-н. поступки, быть побудительной причиной, руководящим началом чего-н.(Словарь Ушакова)


2. Обзор проблем этого подхода содержится в статье: Лекторский В.А. Наследие деятельностного подхода и современность (в Сети )

3. Инсти́нкт (от лат. instinctus — побуждение), целесообразное поведение без осознания цели; ситуация, в которой осуществление одного рефлекса приводит к осуществлению другого. Инстинктивным называют поведение живых существ, которое не может быть объяснено обучением (см. Инстинкт – статья из Викпедии)

4. Рефлекс (от лат reflexus – отраженный) - стереотипная реакция организма на определенное воздействие, проходящая с участием нервной системы.

5. Гирц К. Интерпретация культур. М., 2004. – С..478-522.. (В Сети < http://ec-dejavu.ru/c/Cockfight.html>

6. Комплекс – совокупность, сочетание объектов, предметов, действий, тесно связанных и взаимодействующих между собой, образующих единую целостность.

7 .http://www.glossary.ru/cgi-bin/gl_sch2.cgi?RLotjioxyo,lxqop!qutylqxy

8. «После этого признания картина кажется почти завершенной», - пишет автор. Гинзбург, Карло. Колдовство и народная набожность // Мифы – эмблемы– приметы: Морфология и история. – М., 2004. – С. 40

9. Там же, с. 34




Комментариев нет:

Отправить комментарий