пятница, 15 января 2021 г.

М.Найдорф. Об инструментальности времени

 


                                                    «Объективный мир слишком полон, чтобы дать                                                                                                          место времени».

                                                                          Морис Мерло-Понти, Временность



Мы говорим, что нечто «длилось долго», когда хотим подчеркнуть непрерывность процесса, сцепление его звеньев. И, наоборот, когда мы говорим о том, что произошло «когда-то давно», мы как бы отказываемся от смысловой и временной связи с этим событием, отчленяем его, «оставляем» его в ином от нас прошлом («распалась связь времен» в «Гамлете» — об этом).


Празднование годовщины давней битвы или юбилея знаменитого человека — это заявление о связи давнего факта с современностью. Скажем, празднование 250-летие со дня рождения Бетховена — это декларация причастности его «Девятой симфонии» к современной культуре в определенном ее понимании. В то же время, можно представить себе современника, который считает, что Бетховен — человек из далекого прошлого, уже не имеющего к нам отношения, тогда как настоящей классикой является теперь творчество группы «Beatles», и юбилеи этой «четверки» поэтому имеют глубокий смысл.


Это значит, что в наших руках время инструментально, в разных случаях отсчет времени, его объем и ритм зависят от наших намерений и осведомленности в предметах. Время как бы вносится нами вслед за сформированным смыслом, а не наоборот.


Война Алой и Белой розы в Англии длилась, как считается, тридцать лет (1455–1485). За это время Англия пережила четырех королей. «Война Роз» включала в себя около двух десятков сражений, в которых нашли свою смерть около ста тысяч человек. Победители большинства из битв разгромом войск противника и казнью врагов-аристократов считали свое дело сделанным, но много раз ошибались.


Конечно, никто из них не знал, что участвует в «Войнах Роз». «Современники этот термин не употребляли, — пишет Е. Браун во Введении к книге «Эпоха Войн Роз», — более того, они не замечали связи между событиями». Англичане ругали «дурные времена», слишком частую смену королей, но никогда не воспринимали узурпации второй половины XV в. как единый династический конфликт. Само название этой исторической полосы в жизни Англии вошло в общее употребление только в XIX веке, когда давняя серия конфликтов предстала как единый процесс ослабления баронства и консолидации королевской власти.


Таким образом, время — тридцатилетие «войн Роз» — было определено вслед за целостным осмыслением и специфическим наименованием этого периода. И ссылка на объем времени появилось для того, чтобы завершить удержание этого смыслового единства.


Попробуем теперь положить рядом другое тридцатилетие: интервал 1914-1945 годов. Внутри окажутся две мировые войны и ряд локальных войн, весьма чувствительных для судеб мира (после Первой мировой войны мир стал глобальным). «В этой связи определенный интерес у специалистов вызывает высказанная еще У. Черчиллем точка зрения, согласно которой первая и вторая мировые войны представляют собой единый процесс: это одна война, состоящая из двух актов, отделенных один от другого коротким отрезком времени. Действительно, внутренняя связь обеих войн очевидна», — пишет А. Гадеев. Инструмент «время» и здесь послужит удержанию смыслового единства «Мировая война ХХ века», если оно в достаточной степени устоится.


У двух этих тридцатилетий есть только один бесспорно общий признак — тридцать оборотов Земли вокруг Солнца, — признак, надо сказать, совершенно безразличный к человеку. Но только с этой, природной, точки зрения оба тридцатилетних интервала равны.


С «человеческой» точки зрения, то есть с той, которая зависит от основополагающих представлений о себе и мире, в котором находят себя сначала участники событий, а потом и их историки, — с этой точки зрения протяженности этих тридцатилетий совершенно различны: другой календарь, другая идентичность, другие основания принадлежности, другие ценности, цели, другой смысл и другая продолжительность жизни. Но для того, чтобы увидеть, что оба тридцатилетия — это разные интервалы времени, нужно построить представление о сравниваемых пространствах и убедиться, что это, в сущности, разные миры.


Не прибегая к инструменту времени, пространств не построить. Пространство выстраивается там, где можно усмотреть последовательную цепь значимых для него событий (в нашем случае — битв, коронований, династических браков и т.п.). Время в этой конструкции служит инструментом для связывания событий единым смыслом — в процесс, имеющий собственные начало и конец.


Отказавшись от этого инструмента, мы получаем «брызги» несоединимых фактов, из которых, впрочем, каждый сам по себе может оказаться весьма занятным.

15 янв 2021, KOINE community


https://www.koine.community/marknaidorf/%d0%be%d0%b1-%d0%b8%d0%bd%d1%81%d1%82%d1%80%d1%83%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d1%82%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8-%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b8/?fbclid=IwAR1CWNv0njvTQX5fl-pmawSWSrYRcT35HDZqtPfx_rZzIjUMSUXWFr88jPA 


Комментариев нет:

Отправить комментарий